«Естественная история» в фондах ЦГА г. Москвы

В современном научном сообществе большой популярностью пользуется так называемый «междисциплинарный синтез». Иначе говоря, рассмотрение какой-либо темы вне рамок одной-единственной дисциплины; сочетание методов, характерных для разных научных направлений и совместное использование данных, полученных с помощью совершенно разных подходов. К настоящему моменту немало важных открытий уже сделаны где-то на границах химии с физикой, или лингвистики с социологией.

Примером подобного междисциплинарного подхода может быть и взаимодействие истории с биологией. Биологов могут интересовать перемены, происходящие в природе на протяжении длительных периодов времени: изменения состава растительности, тенденции в распространении отдельных видов животных, и тому подобное. Историков, в принципе, может интересовать то же самое, но уже в связи с хозяйственной деятельностью человека.

Если же говорить о методах, то историческая наука уже довольно давно и успешно пользуется данными дендрохронологии, или привлекает биологов для анализа следов пыльцы растений, найденной на исторических артефактах. То есть, науки о природе немало дают наукам о человеческой истории. А вот как обстоит дело с обратным направлением? Может ли история что-то дать биологии?  

Да, может. Например, данные, аккумулированные в письменных исторических источниках. То, что для человека из XVII или XIX столетия было банальными хозяйственными бумагами – в наше время становится настоящим кладезем сведений об устройстве той эпохи. И это не только сведения об экономическом положении или политическом строе, но и данные о естественной среде обитания людей. Даже отчеты о проведении царской охоты или описание ассортимента лесной дичи в розничной торговле – могут дать некоторые косвенные сведения о животном мире московского региона. А уж подробные описания лесных угодий, или рабочие документы лесотехнических организаций столетней давности – тем более.

Значительная часть документов о состоянии природы нашего региона в эпоху Российской Империи хранится среди бумаг Центрального Государственного Архива г. Москвы (бывший ЦИАМ). Помимо огромного количества вкраплений в фонды различных организаций и частных лиц, здесь есть и несколько специализированных «природных» фондов.

В первую очередь, это фонды лесничеств:
  • Павло-Посадского (Ф.728, 1829-1916 годы),
  • Серпуховского  (Ф. 734, 1893-1917 годы),
  • Звенигородского (Ф. 744, 1829-1888 годы),
  • Рузского (Ф. 750, 1839-1862 годы),
  • Дмитровского (Ф. 819, 1885-1917 годы),
  • Егорьевского (Ф. 2065, 1864-1875 годы),
а также некоторых иных, более мелких.

Вот довольно характерный список документов для таких фондов:
 

Лесные учеты, испытания семян, пожары, вырубки, и т. д.

Еще один специализированный фонд – это фонд Губернского Лесоохранительного комитета (Ф. 449,  1862-1917 годы).  Комитет был создан во второй половине XIX века с целью защиты лесных насаждений. В материалах комитета можно найти немало ценных документов, в том числе – планы лесных участков (на месте некоторых сейчас уже давно стоят московские спальные районы). Интересно, что законодательство того времени давало существенные налоговые послабления тем землевладельцам, которые занимались посадкой леса на своей земле. 
 

Среди отдельных вкраплений в иные фонды ЦГА г. Москвы, можно выделить картографические материалы из фонда №184. Здесь можно найти несколько карт лесных массивов Московской Губернии, карты распространения различных пород деревьев, и тому подобное (ф. 184, оп. 13, д. 12-13, и др.). 
 

Особое место в собраниях архива занимает фонд 379 – документы Естественно-исторического музея Шереметьевых  в селе Михайловское Подольского уезда (ныне ТиНАО г. Москвы).
Основательницей музея была супруга Сергея Дмитриевича Шереметьева  – Екатерина Павловна (урожденная Вяземская). 

Более 20 лет своей жизни отдала она музею, постоянно пополняя его новыми экспонатами, часть которых собирала и обрабатывала сама. Своим трудом и изысканиями Е.П. Шереметева внесла заметный вклад в изучение природы и популяризацию её познания. Как писал один из современников: «Естественно-исторические коллекции, хранящиеся в с. Михайловском, Подольского уезда, Московской губернии, собраны графиней Екатериной Павловной Шереметевой с целью составить небольшой местный музей… Именно то обстоятельство, что здесь собираются преимущественно представители местной флоры и местной фауны, придаёт этим частным коллекциям научный интерес. Поэтому можно считать весьма удачною мысль графини Екатерины Павловны устроить такого рода музей, и было бы только желательно, чтобы в России было больше любителей природы, готовых таким же образом принести свою долю пользы познанию природы своего Отечества».

Удивительно, но многочисленные материалы 379-го фонда вплоть до новейшего времени даже не были толком изучены. В Советское время эта тема была крайне непопулярна (великолепный биологический музей, созданный личными стараниями наиболее одиозных «паразитирующих элементов» — не очень-то вписывался в официальную идеологию), а в нашу эпоху у исследователей всё как-то руки не доходили до этой тематики. Многие сотни документов так и остались не введенными в научный оборот.
 
  
Кроме музея, в Михайловском также располагался прекрасный ботанический сад (его схема и описание тоже есть в материалах описываемого фонда).  Какие-то проекты Шереметьевы организовывали и в окрестных лесах, судя по нескольким «ученым немцам-лесоводам», что фигурируют в документах о местном населении. Одним словом, это довольно интересная страница истории Новой Москвы. Интересная и незаслуженно забытая.
 
Историю науки в ТиНАО обычно связывают лишь с грандиозными академическими институтами г. Троицка, а всё остальное как-то меркнет на их фоне. Однако за много десятилетий до появления этого «наукограда», здесь уже проводились естественнонаучные изыскания. Только о них сейчас уже мало кто помнит...

В общем, тема ждёт своих первопроходцев!

492
RSS
15:06
+1
mosarchiv.mos.ru/uslugi/spravochniki_po_fondam/Putevoditel-2/carhmos2-10.htm — обзор лесных фондов на сайте архива.